Клинический случай манифестации абсцесса мозга как осложнение течения назофарингеального полипа с двусторонним поражением барабанных полостей у кошки
Неврология

Клинический случай манифестации абсцесса мозга как осложнение течения назофарингеального полипа с двусторонним поражением барабанных полостей у кошки

Назофарингеальные полипы возникают статистически чаще у молодых кошек до года, хотя могут быть диагностированы и в более позднем возрасте. Гистологически это доброкачественные соединительнотканные новообразования, имеющие четкую границу с окружающими тканями и отличающиеся умеренным ростом.
Этиология возникновения как назофарингеальных полипов, так и полипов среднего уха у кошек до конца не выяснена, однако установлена породная предрасположенность к данному виду заболевания у ряда пород кошек. Лидирующие позиции на сегодняшний момент принадлежат представителям породы мейн-кун (фото 1).
При хроническом гнойном среднем отите инфекция в вещество мозга может проникать контактным путем. Из-за непосредственной близости от очага инфекции воспалительный процесс от барабанной полости локализуется как правило поверхностно, т.е. в височной доле. При остром среднем отите возможно также гематогенное и лимфогенное распространение инфекции, при этом абсцесс может формироваться в отдаленных от первичного очага участках мозга. При острых синуситах инфекция чаще всего распространяется гематогенным путем. В этом случае абсцесс может возникать в лобной доле головного мозга без повреждения твердой мозговой оболочки.
В случае распространения инфекции внутрь черепа контактным путем сначала развивается энцефалит, далее некроз и дефект твердой мозговой оболочки с образованием интракраниального абсцесса.

Клинический случай

24 февраля 2014 года в ветеринарную клинику «Самарская Лука» обратилась владелица кота породы мейн-кун (возраст 5 лет) с жалобами на гнойные истечения из носа, резкий неприятный запах из ротовой полости и затрудненное дыхание питомца.

Anamnesis vitae

У животного, приобретенного в питомнике в 4-месячном возрасте, были выявлены наклон головы направо и незначительные респираторные симптомы, такие как чихание, слизистые выделения из носа, слезотечение.
После курса антибиотикотерапии двусторонние истечения из носа прекращались, однако оставались стридор и незначительный наклон головы направо, без признаков дальнейшего прогрессирования неврологической симптоматики. Содержание кота – без свободного доступа на улицу, ежегодная вакцинация от вирусных заболеваний, дегельминтизация раз в полгода, питание – сухой корм Хиллс, кастрирован. Периодически в течение нескольких лет владелица самостоятельно проводила антибиотикотерапию препаратами различных групп, а также осуществляла забор и отправку анализов своего питомца. ПЦР-диагностика смыва из носовых ходов: калицивироз, герпес-вирус, хламидиоз – отрицательно, анализы ИХА на ВИК и ВЛМ – отрицательно, микоплазмоз – положительно.

Описательная часть

При осмотре животного выявлены следующие отклонения от нормы: имеется дефицит мышечной массы, шерсть спутана, визуализируется наклон головы направо, обильные двусторонние гнойные выделения из носа, мочка носа мацерирована, неприятный запах из ротовой полости, гингивит, слюнотечение и стридор. На основании внешнего осмотра владелице было предложено проведение нейровизуального обследования . Однако от МРТ владелица отказалась. В результате проведенной рутинной отоскопии наружного уха, риноскопии и осмотра ротовой полости у данного животного выявлен значительный по размеру назофарингеальный полип на ножке, который был удален из евстахиевой трубы ретроградно. Уточненный диагноз по результатам гистологического исследования – полип.
15 июля 2014 года владелица снова обратилась в клинику с жалобой на внезапно возникшие у питомца в течение нескольких недель гнойные истечения из носа, отказ от еды, рвоту и манежные движения по малому кругу направо. При клиническом осмотре выявлено угнетение ментального статуса, уровень сознания – выраженная депрессия, дезориентация, замедленная реакция на внешние раздражители, внимание снижено, сонливость, двусторонняя протрузия третьего века и горизонтальный нистагм.
МРТ-исследование головного мозга с контрастом: на серии МР-томограмм, взвешенных по Т1, Т2 и STIR с контрастом в трех ортогональных проекциях, визуализированы суб- и супратенториальные структуры, желудочковая система и церебральный ликвор. В височной части справа кора мозга смещена капсулированным абсцессом, гиперинтенсивный участок сигнала в барабанной полости справа и слева, в носоглотке – участок гиперинтенсивного сигнала линейными размерами 11.8х8.5 мм. Заключение: МР признаки интракраниального абсцесса мозга справа, назофарингеальный полип, полипы среднего уха справа и слева с двусторонним поражением костей барабанной полости (фото 3-7).

В течение 8 дней животное находилось под наблюдением в стационаре. В послеоперационный период пациенту было назначено внутривенно: маннит болюсно 25 мл, дексаметазон 1 мг/кг 2 раза в сутки в течение 2 дней, ладеф 100 мг/кг в сутки, метрогил 10 мг/кг по метронидазолу, промывание дренажей 3 раза в сутки, трамадол. Животное выписано на 8-й день после снятия дренажей в удовлетворительном состоянии. Амбулаторно назначено: зиннат (цефуроксим) перорально 10 мг/кг 2 раза в день 4 недели, трихопол 10 мг/кг 2 раза в день перорально 3 недели. Восстановление двигательной функции наблюдали на 4-й день после краниотомии. Из осложнений следует выделить синдром Хорнера, продолжавшийся около 3 недель.
Результаты повторного гистологического исследования удаленных новообразований – полип.


Заключение

Вследствие отсутствия на сегодняшний день патогномоничных симптомов абсцесса головного мозга у кошек появление любого неврологического дефицита является абсолютным основанием для проведения срочного нейровизуального обследования.
Раннее выявление ограниченного воспаления мозговой ткани – энцефалита – при соответствующей терапии приводит к обратимости воспалительного процесса. Идентифицировать возбудителя инфекции уже в стадии абсцесса мозга часто не представляется возможным, так как в 30% случаев посевы содержимого абсцесса являются стерильными, посевы крови – в 95% случаев стерильны, цереброспинальная жидкость после формирования глиальной капсулы нормализуется, что является признаком ложного выздоровления. Сформированный капсульный абсцесс, вызывающий дислокацию мозга и проявление очаговых общемозговых симптомов, является безусловным показанием к проведению хирургического лечения. В случае отсутствия или неправильно выбранной тактики лечения может произойти прорыв гноя в подпаутинное пространство или в желудочки мозга. Распространение гноя в мозговом веществе приводит к поражению стволовых структур головного мозга, что проявляется нарушением функции сосудодвигательного и дыхательного центров продолговатого мозга. Это определяет наступление терминальной стадии течения абсцесса головного мозга, которая в большинстве случаев приводит к летальному исходу.
Хирургическое лечение включает в себя краниотомию и удаление абсцесса нейрохирургическим подходом целиком с капсулой. Наличие полипа в барабанной полости расширяет границы оперативного вмешательства до сегментарной буллэктомии или буллотомии с установкой дренажей.