Синдром диареи у морских свинок

Морская свинка (Cavia porcellus) – одомашненный грызун семейства свинковых (Caviinae), некрупное травоядное млекопитающее родом из Южной Америки. Близкими родственниками морской свинки являются шиншиллы, дегу и агути. Морские свинки – одно из наиболее популярных животных, содержащихся в домашних условиях, а потому часто являющихся пациентами ветеринарного врача. К сожалению, на сегодняшний день качество ветеринарной помощи для экзотических мелких млекопитающих сравнимо ниже качества услуг для кошек и собак, что осложняется дефицитом литературы на русском языке и мероприятий, посвященных ветеринарии экзотических животных.

Морские свинки, в отличие от кошек и собак, являются строго травоядными животными, соответственно, у них имеется ряд критически важных особенностей анатомии и физиологии желудочно-кишечного тракта, которые необходимо знать ветеринарному врачу при работе с данным видом животных, чтобы обеспечивать максимально безопасное и эффективное лечение (рис. 1).

Некоторые особенности анатомии и физиологии ЖКТ морских свинок:
  • Строго травоядные животные, зубы адаптированы к перетиранию грубой клетчатки;
  • Характерно раннее формирование пищевых пристрастий;
  • Время транзита пищи по ЖКТ 20 часов (8–30 часов), с учетом цекотрофии – 66 часов;
  • Отсутствие L-глюконолактоноксидазы приводит к невозможности эндогенной трансформации аскорбиновой кислоты из глюкозы;
  • Моногастричные животные, желудок полностью железистый, время опорожнения желудка – 2 часа;
  • Малая кривизна желудка формирует острый угол с пищеводом (the angular notch), очень хорошо развит кардиальный сфинктер, что делает невозможным акт рвоты;
  • Дифференциация тонкой кишки практически отсутствует, большое количество пейеровых бляшек в толще стенки кишечника;
  • Цекум – самое крупное образование ЖКТ морской свинки, обычно содержит порядка 65 % от всего содержимого пищеварительного тракта;
  • Функционально толстый кишечник делится на проксимальную часть (20 см) и дистальную часть (50 см); проксимальная часть содержит продольные бороздки, с помощью которых происходит сепарация высокобелковых и низкопитательных компонентов, первые вместе с бактериями за счет антиперистальтики перемещаются в цекум для дальнейшей ферментации, из вторых формируются твердые болюсы;
  • Цекотрофия 150–200 раз в день (источник витаминов группы В, оптимизация использования белка), внешне цекотрофы морской свинки практически не отличаются от обычных болюсов (как, например, у зайцеобразных);
  • Молодые свинки первоначально заселяют свой ЖКТ микроорганизмами, поедая цекотрофы и плотный кал своих матерей;
  • У здоровой морской свинки популяции бактерий в цекуме в основном представлены грамположительными бактериями и анаэробными лактобактериями, в небольшом количестве могут быть дрожжи, бактерии группы кишечной палочки и клостридии.

Синдром диареи у морской свинки

Диарея – патологическое состояние, при котором наблюдается учащение дефекации, изменение консистенции стула и/или увеличение объема каловых масс.

Применительно к морским свинкам можно выделить два основных синдромальных патологических состояния:
  • Патологии цекотрофии: «цекотрофная диарея» (cecotrophic diarrhea) – связана с нарушением состава микрофлоры цекума с параллельным снижением времени транзита через него, что приводит к учащению выделения размягченных каловых масс. Чаще всего является следствием неправильного кормления (недостаток грубой клетчатки). Может чередоваться с эпизодами нормального стула.
  • Истинная диарея – чаще всего связана с разростом патогенных бактерий или простейших в толстом кишечнике, приводящем к обильному водянистому стулу и потенциально вызывающем сильное обезвоживание вплоть до развития гиповолемического шока, а также электролитный дисбаланс, гипотермию, гипогликемию и летальный исход.
«Цекотрофная диарея» - распространенное патологическое состояние, чаще всего индуцированное неправильным соотношением компонентов в рационе морской свинки (недостаток сена – грубого корма при абсолютном избытке свежего корма или кормление только высокобелковым или высокоуглеводистым «кормом для морских свинок») и действием стресс-факторов. Как правило, у таких животных наблюдается учащение выделения цекотрофов, неотличимых владельцами от обычных болюсов, при этом может меняться их цвет и запах. Иногда владелец может ошибочно предполагать полное отсутствие стула у морской свинки, тогда как размягченные цекотрофы будут накапливаться в перианальном мешке. При этом общее состояние животного обычно не изменяется (сохраненный аппетит, активность, мочеиспускание и т.п.). Физикальный осмотр обычно без грубых патологий (возможны небольшой дискомфорт при пальпации брюшной полости, переполнение перианального мешка, испачканная шерсть в области ануса).
Лечение морских свинок с патологиями формирования и поедания цекотрофов проводится амбулаторно и заключается в постепенной нормализации рациона (сено – 80 % рациона, травяные гранулы и овощи – не более 20 %). В ряде случаев необходима очень длительная, кропотливая разъяснительная работа с владельцем животного, вплоть до ультимативных требований смены рациона у питомца.

Синдром истинной диареи встречается сравнительно редко у взрослых животных. В большинстве случаев заболевают молодые или пожилые морские свинки, животные с иммуносупрессией, тяжелыми сопутствующими заболеваниями или животные, находящиеся под действием стресс-факторов.

Клинические признаки зависят от причины диареи и тяжести патологического процесса (в первую очередь от степени дегидратации и наличия электролитных нарушений), сопутствующих патологий (приобретенная дентальная болезнь, липидоз печени, язвенные поражения ЖКТ и т.п.).

У морских свинок с истинной диареей аппетит снижен вплоть до полной анорексии, выражено угнетение; животное сидит в одном углу, слабо реагирует на внешние раздражители, шерсть взъерошена, часто испачкана каловыми массами в области паха, внутренней поверхности бедер и вентральной брюшной стенки (рис. 2).
Живот визуально увеличен в размерах, пальпаторно болезненный, кишечные шумы могут быть усилены или полностью отсутствовать. У животных с хронической диареей возможно наличие выраженного дефицита массы тела.
При развитии септического и/или гиповолемического шока – гипотермия, вынужденное лежачее положение на боку или грудине, угнетение сознания, диспноэ.
В некоторых случаях наблюдается сверхострое течение с развитием септического шока и смертью в течение нескольких часов от начала заболевания.
Помимо бактериальных, инвазионных и вирусных диарей (табл. 1), у морских свинок описаны диарея, ассоциированная с гипертиреозом, неоплазии ЖКТ, в том числе стенки цекума, алиментарные токсикозы (афлатоксикоз), идиопатический тифлит.

Гельминтозы встречаются у морских свинок крайне редко, чаще всего обнаруживают Paraspidodera uncinata – нематоду, которая паразитирует в просвете цекума, не прикрепляясь к стенке. Инвазия чаще всего протекает бессимптомно, в запущенных случаях возможно развитие анорексии, хронической диареи, потери веса и плохое качество шерсти.

К сожалению, во многих случаях мы наблюдаем позднее обращение в ветеринарную клинику с заболевшим животным или обращение в клинику после длительных попыток самолечения, что затрудняет своевременную диагностику и результативное лечение.
В связи с ограниченной диагностической базой и скоростью развития заболевания летальность у морских свинок с синдромом истинной диареи остается очень высокой.

Таблица 1. Распространенные патогены, приводящие к развитию синдрома истинной диареи у морских свинок.
Таблица 1

Возможности диагностики

Наличие диареи у морской свинки неспецифично и первично не указывает на какую-либо нозологическую единицу. Диагноз во всех случаях ставится комплексно с учетом анамнестических данных, данных клинического осмотра и результатов дополнительных тестов. На этапе сбора анамнеза и физикального осмотра в большинстве случаев удается дифференцировать патологии цекотрофии и заболеваний, сопровождающихся истинной диареей.При сборе анамнеза необходимо обратить внимание на условия содержания и кормления свинки, применяемые препараты (особенно антибиотики).
Обязательно проводить полноценный осмотр ротовой полости под седацией после стабилизации общего состояния.
Забор крови у морских свинок проводится из краниальной полой вены, что требует седации и также проводится после первичной стабилизации пациента.

Дополнительная диагностика:
  • Рентген брюшной полости (ЖК стаз, выпот в брюшной полости, сопутствующие патологии);
  • ПЦР кала (сальмонеллез, криптоспоридиоз);
  • Посев кала (молодые морские свинки);
  • Флотация, микроскопия с окрашиванием (простейшие, спорообразующие бактерии, окраска по Граму – Clostridium spp.), ректальный мазок;
  • Анализы крови (клинический, биохимический, глюкозометрия, электролиты, газы крови);
  • УЗИ брюшной полости, КТ и т.п.
Выделение основного патогена во многих случаях является крайне затруднительным или полностью невозможным в Российской Федерации (отсутствие разработанных тест-систем, сложность выделения и культивации микроорганизмов, длительность ожидания результатов исследований и т.п.).
Во многих случаях болезни развиваются стремительно, и симптоматическое лечение необходимо начинать как можно скорее, не дожидаясь результатов дополнительных исследований.

Лечение

Животных с истинной диареей во многих случаях приходится госпитализировать в стационар интенсивной терапии как минимум до стабилизации общего состояния (табл. 2).

Таблица 2. Критерии, определяющие необходимость госпитализации животного в стационар интенсивной терапии.
Таблица 2
При поступлении животного на прием необходимо быстро оценить тяжесть состояния и при наличии признаков развития шока начинать терапию как можно скорее (обогрев, кислород, агрессивная инфузионная терапия, обезболивание). Если животное получает антибиотики, потенциально способные вызвать клостридиозную энтеротоксемию, их отменяют.

У животных с признаками шока желательна постановка внутривенного или внутрикостного катетера для введения растворов. Возможно подкожное введение растворов при дегидратации менее 6 % у стабильных пациентов (поддерживающий объем определяют из расчета 100–120 мл/кг/сутки, объем раствора, вводимого в одну точку, не должен превышать 20–40 мл/кг). Переоценка степени обезвоживания должна проводиться несколько раз в день в связи с возможностью быстрой декомпенсации, а соответственно, и изменением степени дегидратации (клинический осмотр, взвешивание минимум 4 раза в день). Не рекомендуется применение кортикостероидов при лечении гиповолемического или септического шока.

Очень важен контроль болевого синдрома с использованием наркотических анальгетиков (буторфанол, бупреморфин) или трамадола, применение НПВС желательно минимизировать с учетом наличия возможной дегидратации и преренальной почечной недостаточности, после стабилизации общего состояния возможен переход на пероральный мелоксикам (желательно перевод на НПВС проводить под контролем функции почек). Основными негативными эффектами применения опиоидов у травоядных мелких млекопитающих являются угнетение дыхания и сознания, гипотермия, брадикардия. Снижение перистальтики кишечника возможно, но встречается очень редко, что делает буторфанол и трамадол условно безопасными препаратами для применения у морских свинок.

В составе комплексной терапии назначают блокаторы Н2-рецепторов (ранитидин, фамотидин), метоклопрамид (при наличии ЖК стаза), сорбенты, витамин С.

Для подавления дальнейшего разроста клостридий в цекуме назначают метронидазол, хлорамфеникол; для лечения эймериоза – триметоприм-сульфаметоксазол , толтразурил.

У животных с признаками шока нельзя проводить искусственное кормление (затруднен акт глотания, существует риск развития аспирации), равно как и применять любые препараты перорально, после стабилизации состояния необходимо начинать искусственное кормление как можно раньше.

Особенности госпитализации морских свинок:
  • Отдельное помещение без хищников (кошки, собаки, хорьки, хищные птицы), изоляция потенциально инфекционных животных;
  • Обученный персонал;
  • Наличие оборудования и расходных материалов (клетки, корма, сено и т.п.);
  • Возможность обогрева для животных с гипотермией (клетки с подогревом, инкубаторы, грелки);
  • Возможность обезболивания (лицензия на наркотические и психотропные препараты).
Так как летальность при истинной диарее остается крайне высокой, в случае невозможности обеспечить все условия для интенсивной терапии и адекватной анальгезии необходимо рассмотреть вариант эвтаназии для животных, поступивших в ветеринарную клинику в крайне тяжелом или критическом состоянии.
Антибиотик-ассоциированная клостридиозная энтеротоксемия
Микробный состав цекума морских свинок предоминантно представлен грамположительными бактериями. Применение некоторых антибактериальных препаратов (пероральные пенициллины, ампициллин, хлортетрациклин, тилозин, некоторые цефалоспорины, клиндамицин, эритромицин, линкомицин и другие с выраженным действием против грамположительных микроорганизмов) потенциально может приводить к дисбиозу (снижение количества грамположительных микроорганизмов и выраженный разрост грамотрицательных, в том числе Clostridium difficile, выделяющих эндотоксины), который провоцирует развитие так называемой антибиотик-ассоциированной диареи (клостридиозной энтеротоксемии).
Действие эндотоксина вызывает гиперактивность секретомоторных нейронов, вызывающую секреторную диарею и геморрагический тифлит. Клинические симптомы развиваются в течение 1–5 дней после применения антибиотика, неоднократное использование препаратов повышает риск развития энтеротоксемии. Ведущими клиническими симптомами являются анорексия, дегидратация и гипотермия, может быть водянистая диарея (не всегда). Диагноз ставится на основании данных анамнеза (бесконтрольное применение антибиотиков или пролонгированное применение любых антибиотиков, стресс, резкая смена рациона). Выделение чистой культуры Clostridium difficile затруднительно, возможно проведение ПЦР кала и/или выделение токсина (ELISA).
Лечение обычно проводится в условиях стационара и по большей части симптоматическое (инфузионная терапия, анальгезия, дополнительный обогрев у животных с гипотермией, метронидазол и/или хлорамфеникол для подавления дальнейшего разроста клостридий, спорным является применение пробиотиков и трансфаунация).

Следует отменить, что далеко не всегда применение «небезопасных» антибиотиков приводит к развитию энтеротоксемии, но использование данных препаратов всегда должно быть строго обоснованным и чаще всего осуществляется после получения результатов бактериологического посева с определением чувствительности к антимикробным препаратам.
Классическими антимикробными препаратами, являющимися условно безопасными у морских свинок, являются фторхинолоны (энрофлоксацин, марбофлоксацин), триметоприм-сульфаметоксазол и хлорамфеникол.
Также на фоне пролонгированного курса антибиотиков может наблюдаться патологический разрост Candida albicans в ЖКТ, что может сопровождаться синдромом диареи.
Литература:
  • Cathy A. Johnson-Delaney. Anatomy and physiology of the rabbit and rodent gastrointestinal system, proceedings, 2006.
  • Ferrets, rabbits, and rodents: clinical medicine and surgery / edited by Katherine E. Quesenberry, James W. Carpenter. — 3rd ed., 2012, 295–298.
  • Tracey K. Ritzman. Diagnosis and clinical management of gastrointestinal conditions in exotic companion mammals (Rabbits, Guinea Pigs, and Chinchillas). Vet Clin Exot Anim. 17 (2014), 179–194.
  • Julie DeCubellis. Gastrointestinal Disease in guinea pigs and rabbits. Vet Clin Exot Anim. 16 (2013), 421–435.

Автор:  Каземирчук М. С.
Рубрика:  Терапия

Любите читать бумажную версию? Живёте далеко? Не беда!

Оформить рассылку

Эксклюзив для ветеринарных клиник Санкт-Петербурга

Оформить доставку